Проблемы рок-музыкантов. Как избежать конфликтов.

Содержание

И традиционный плейлист от героев:

The magician — Andy Shauf

The upswing — Bell X1

Dustry Trails — Lucius

I think of you — Rodriguez

I don’t belong — Fontaine’s DC

Nancy from now on — Father John misty

Picture in a frame — Tom Waits

Hot Dreams — Timber Timbre

Для нас эти люди с самого детства являлись примерами для подражания. Они были первыми, кто внес первые деструктивные мысли в наши деяния. Из-за них мы начинали пить алкоголь, пробовать легкие наркотики и пытаться собрать группу. Да, у нас мало что получалось, но мы все равно смотрели на них и хотели так же – быть звездами рока, иметь много денег, много девочек, большие дома с опасными бассейнами, множество фальшивых друзей, которые боготворят тебя за твои деньги… Тем не менее, они заслужили свое место в наших сердцах, они внесли нечто уникальное не только в мировую музыкальную историю, но и нечто странное и удивительное в души каждого. Кто же они, наши кумиры?

P.S. Уважаемые читатели, основываюсь я исключительно на своих предпочтениях и раздаю места в топе тоже исключительно я, поэтому прошу вас впредь быть более терпимыми и уважать чужое мнение, если оно не совпадет с Вашим.

10. Курт КобейнКурт Кобейн

Тяга к Кобейну давным-давно стала унылым мейнстримом. Ее отпечатали на каждой китайской майке, каждом пластмассовом подстаканнике. Кастрировали до форм глупого подросткового обожания. Выхолостили все живое и человечное, оставив только дебильные цитаты о жизни, смерти и наркотиках. Что неудивительно: Кобейн был невероятно благодатным материалом. Блондин-красавчик в растянутых свитерах и с взглядом пугливого воробышка – это именно тот случай, когда не страшно посмотреть, как выглядит человек, исполняющий твою любимую песню.

9. Стивен Тайлер

Стив всегда представлял собой довольно странную пародию на трансвестита — накрашенный, эти губы, вызывающие одежды, выразительная мимика – это все и восторгало и вызывало насмешки. Стивен вырос и реализовался в составе своей группы Аэросмит в эпоху расцвета глэм-рока, по меркам которого он выглядел еще достаточно мужественно, в переводе, — наиболее похожим на мужчину. И хотя Стиву уже 69 лет, выглядит он на все 40 и чувствует себя на все 20.

8. Лайам Галагхер

Лайам Галагхер

Это почти новое движение, люди, уже освобожденные от наркотических годов, от депрессивных десятилетий, они уже ни Потерянное, ни Разбитое поколение, ни Хиппи, ни Панки. Это британское вторжение. Вторжение началось с самой Британии, которая в те года как раз была очень таки депрессивной, — заводы закрывались один за другим, люди лишались работы и на фоне всего это росли тогдашние подростки, сегодняшние рок-легенды, одна из них – Лайам Галагхер.

7. Джон ФогертиДжон Фогерти в составе Криденс

Джон обладает поистине уникальным голосом, владеет огромным количеством музыкальных инструментов, но не этим разнообразием прославился Джон Фогерти. Более всего он запомнился поклонникам рока как лидер «болотной» команды «Creedence Clearwater Revival», несколько лет успешно бомбившей чарты по обе стороны Атлантики. Еще в конце 50-х Джон с двумя приятелями основал группу «Blue Velvets». Долгое время проект прозябал в безвестности, время от времени меняя названия, пока не превратился в «CCR». Теперь коллектив быстро завоевал сердца слушателей, в чем была немалая заслуга Фогерти. Ведь большинство исполняемого материала принадлежало его перу, в том числе и все значимые хиты.

6. Элвис Пресли

Элвис Пресли

Хоть Элвис и был сольным исполнителем, вспомнить его я просто обязан.  Он является одним из самых коммерчески успешным и популярных музыкантов ушедшего столетия. Он запомнился многими хитами, взять хотя бы «Jailhouse Rock». Но, пожалуй, известным его сделало дикое(как для того времени) поведение на сцене : подтанцовка самому себе, энергия, которую он просто излучал, ну и харизма, куда ж без нее — стоит только взглянуть на его фото, так сразу появится желание вечно смотреть на его сияющую улыбку.

5. Роджер Долтри

Роджер Долтри

Звезда этого британца по-настоящему взошла в 1969-м году, во время Вудстока. Именно там, при исполнении песни про восход солнца , оно, бл*ть, взошло!!! И это было настолько впечатлительно, что малоизвестная в штатах британская группа, в момент вознеслась до небес и опустилась вниз, прямо на олимп американской рок-сцены! Роджер – образец самовлюбленности и типичный пример звездной болезни. Он слишком быстро подхватил «звезду» и это стало очень заметно. Не только близким, но и фанатам. Приперло парня жестко. Но слава и не такое с людьми сможет сделать, контролировать себя смогут не все. Но фронтменом он был действительно хорошим, стоит опять-таки восход солнца вспомнить.

4. Бон Скотт

Бон Скотт

Всемирно известная группа «AC/DC» до Брайана Джонсона имела иного уникального вокалиста и фронтмена — Бона. Бон вполне хорошо пел, притягивал публику, умел вести себя на сцене, вел исключительно «рокерский» стиль жизни — в общем, с ролью фронтмена он справлялся отлично, группа в тоже время приносила деньги, славу и успех, что не могло не радовать. Но, увы , Бон страдал алкоголизмом, к тому же имел больную печень, что, в конце-конце концов привело к печальному результату —  смерти в 33 года.

3. Эксл Роуз

Эксл Роуз

Без Эксла в нашем списке никак нельзя, — это ведь человек-легенда, человек-загадка, человек-классика. Этот парень в возрасте 20-ти лет стал миллионером – и все благодаря своему уникальному голосу и уникальному подходу. А ведь со стороны все довольно просто – он просто отказался от глэм-вида, оставляя при этом глэм-звучание, но с добавлением металла. И получилась сенсация. Эксл в нашем списке, потому что он действительно величайший фронтмен, но еще и потому что он представляет собой тот самый что ни на есть классический вид рок-звезды: молодой, дерзкий, богатый, знаменитый, красивый и так далее.

2. Мик Джаггер

Мик Джаггер

Да, Мик действительно один из самых величайших. Он – харизматичный, красивый, заводной, нестареющий, уникальный. Он – ФРОНТМЕН! Это правда, это настоящее уникальное явление. Мику в его становлении, как лучшего фронтмена, помог его друг и сооснователь – Брайан Джонс, чувак, которому, если бы он не умер, повезло больше, если так можно говорить. Эволюцию Джаггера каждый из нас может наблюдать, вбивая по очереди ютубе года: 64,65,66,67,68… С каждым годом он, как вино, только становился лучше и лучше. Его неугасающая динамика в его годы – просто удивляет! Возникают вопросы — а он и Кит Ричардс  вообще реальны?!

1. Джим Моррисон

Джим Моррисон

Признанный самым харизматичным фронтменом за всю историю рока, Джим Моррисон в жизни был довольно типичным американцем, пока не стал писать чарующие стихи. Именно они сделали его легендой, шаманом, мистиком, самым загадочным рокером еще при жизни. Он был ленив, одутловат , склонным к алкоголю и наркотикам и если бы не снизошло на него НЕЧТО, он бы остался локальным венис-бич-наркоманом, коих было великое множество в его время. Однако именно ему суждено было стать воплощением поколения, Великим знаменем перемен, иконой 60-ых. Он в начале стремился к славе, девочкам, множеству денег, к закату дней своих понял истинное свое стремление. А им было жизнь инкогнито и постоянное написание стихов. И дискретные эксперименты с музыкантами или наркотиками.

comments powered by HyperComments

«Я укладываю гомофобов в гробы»

1 декабря 1976 года мат впервые в истории прозвучал на британском телевидении. В тот день группа Sex Pistols явилась на шоу Today и гитарист Стив Джонс, поддавшись на провокации ведущего Билла Гранди, в прямом эфире назвал его «грязным подонком» и «гребаной крысой».

Слово fuck, прозвучавшее из телевизора, потрясло британскую публику. Телефоны телестудии разрывались от звонков разгневанных зрителей. Их реакция принимала крайние формы: например, водитель Джейсон Холмс в припадке ярости разбил свой новый телевизор. Его рассказ попал в материал таблоида Daily Mirror, вышедший на следующий день на первой полосе под легендарным теперь заголовком: «Грязь и ярость!» В этот день вся Британия узнала о Sex Pistols и новом музыкальном направлении — панке.

Сегодня сложно представить, чтобы пара ругательств в прямом эфире, громкие гитары и грубый вокал вызвали подобный скандал. За сорок с лишним лет панк настолько прочно вошел в музыку, моду, кино, литературу и даже политику (привет, Тони Блэр), что практически перестал шокировать — однако в этом и состоит одна из ключевых особенностей современного панка.

«Мы не хотим никого оттолкнуть; мы хотим, чтобы люди приходили на наши шоу и потихоньку меняли свои умы и сердца», — заявил Джо Талбот, фронтмен бристольского коллектива Idles, в интервью журналу DIY.

В августе 2018 года музыканты появились на страницах издания в окружении цветов и подносов с пирожными — не самый характерный антураж для панк-группы. Трудно представить, что в том же месяце Idles выпустили альбом Joy as an Act of Resistance.

Открывающая его песня Colossus, своеобразная ода алкоголю и наркотикам, звучит как трансляция из головы приговоренного к смерти. Ударные напоминают стук дубинки по прутьям решетки, зловещий скрежет гитар и баса вместе с могучим рыком Талбота нагнетают атмосферу холода и безнадеги — только для того, чтобы в последней трети песни разорвать громким и бесцеремонным припевом, который только можно представить: «Я укладываю гомофобов в гробы!»

Впервые группа зазвучала так на прорывном дебюте 2017 года Brutalism, состоящем из треков, мрачность которых уравновешивается абсурдным юмором и бешеной энергетикой. В какой-то мере на стиль пластинки повлияла личная трагедия Талбота: умерла его мать. Во время записи Joy as an Act of Resistance он пережил еще более страшную потерю: его первая дочь родилась мертвой — и тем удивительнее, насколько жизнеутверждающим вышел альбом.

Горе Талбота нашло отражение в душераздирающей песне June с цитатой из знаменитого рассказа Хэмингуэя: «Детские ботинки на продажу, ни разу не надевались». Однако остальные песни посвящены другому — прежде всего, маскулинности и социальным клише, которые подчиняют себе человека и разрушают его жизнь. «Вот почему ты никогда не видел, как плачет твой отец!» — восклицает вокалист в песне Samaritans, а затем следует отсылка к Кэти Перри: «Я поцеловал мальчика, и мне понравилось!»

Журналист Clash Music Ник Розенблад описал лирику Талбота как смесь социальной проблематики, стендапа и мотивационных фраз. Точнее и не скажешь. Вокалист Idles высмеивает агрессивную гопоту в Never Fight A Man With A Perm, смеется над тиранами в Scum и призывает полюбить себя в Television: «Если бы кто-то говорил с тобой так / Как ты говоришь с собой / Я бы выбил им зубы».

Теги: 

музыкахардкорэтика, добро и состраданиефилософиякультураобществоперемены

 1337

Тони Айомми


Фото — Thomas Lohnes  →

До момента основания Black Sabbath Тони Айомми чуть не стал профессиональным боксёром, а также успел поработать водопроводчиком. За плечами музыканта и работа в музыкальном магазине, откуда его выгнали по ложному обвинению в краже. Притчей во языцех любителей рока является случай, когда в 17 лет Айомми лишился кончиков среднего и безымянного пальцев правой руки, работая сварщиком на сталелитейном заводе. Только записи джазового гитариста Джанго Рейнхардта, игравшего всего двумя пальцами из-за перенесённой во время пожара травмы, сумели убедить Тони снова взяться за гитару.

Его первой группой была Nameless (Безымянная)

В старших классах Грол присоединился к кавер-группе, которую возглавлял его приятель Ник Кристи. После дебютных выступлений на вечеринках на заднем дворе, в 1984 году парни решили выдвинуть свою кандидатуру для участия в ежегодном конкурсе талантов средней школы Томаса Джефферсона… правда эта кандидатура не имела имени. В конце концов, выступая как «безымянные», группа сыграла три кавера на песни Squeezebox легендарных The Who, Johnny B. Goode Чака Берри и Footloose Кенни Логгинса, но проиграла в тот день рокерам Three For The Road из старшего класса. Сейчас даже можно послушать некоторые из самых ранних записей Nameless на YouTube.

file.jpg

Группа Nameless в полном составе

«Проявлять сострадание не значит быть грушей для битья»

Многие коллеги по сцене разделяют взгляды Талбота. В 2018 году лондонский дуэт Slaves, снявшийся вместе с Idles в фотосессии для DIY, выпустил Chokehold, горькую песню о расставании. Комментируя ее, гитарист Лори Винсент сказал: «Мужчинам не следует запираться, нужно говорить [о своих проблемах]».

Схожим образом высказывается Чарли Стин из Shame, известный противник так называемой пацанской культуры. «Есть разница между пятью нормальными детишками, которые играют музыку, и тем, чтобы быть назойливым и агрессивным», — рассказал фронтмен лондонской группы в интервью NME. Он же предлагал разработать мобильное приложение, которое позволит моментально сообщать о случаях сексуального насилия на фестивалях.

Slaves не стали ограничиваться словами. На одном из концертов музыканты прекратили играть, когда девушка в толпе пожаловалась на домогательства. Шоу продолжилось после того, как об инциденте известили охрану, и к концу выступления виновный был пойман.

По словам Джо Талбота, «проявлять сострадание не значит быть грушей для битья». Выступление Idles на Tiny Desk стоит посмотреть хотя бы ради того, чтобы увидеть, как примерно за сорок секунд лицо вокалиста становится того же цвета, что и его розовая рубашка. Чарли Стину хватает четырех минут на шоу Джулса Холланда, чтобы сорвать с себя рубашку и начать скакать по сцене с микрофонной стойкой.

Ярость и шум живых выступлений диктует сама музыка. Подход панков новой волны к звуку можно описать примерно так: шаг назад и два шага вперед.

Они комбинируют в разных пропорциях наследие великих гитарных (и не только) групп последних сорока лет: грандиозные риффы Oasis, маниакальные ритмы Joy Division, сатирический запал The Fall и уличную поэзию The Streets — но звучат при этом еще злее, громче, мощнее и, как ни странно, доступнее.

Несколько особняком стоит лондонское трио Dream Wife, чей мелодичный поп-панк цитирует музыку всех самых важных женских рок-коллективов, от The Runaways до Sleater-Kinney. Тем лучше их собственные песни высвечивают особенности новой волны панка: грубые, но цепляющие, дерзкие, но искренние, злые — но человечные. Саркастичные гитарные боевики вроде Hey Heartbreaker соседствуют в их репертуаре с романтичной балладой Kids и призывом к борьбе против объективации Somebody.

Иначе говоря, это бескомпромиссная музыка, полностью открытая слушателям. То же самое можно сказать практически о любом исполнителе новой панк-сцены, даже о самом политизированном. Например, о рэпере slowthai.

Оборотная сторона. Рабочая лошадь.

Еще одна сторона музыкальной тирании, когда один человек все за всех пытается решить и сделать, однако, если особыми талантами он не обладает, то имеет все шансы стать «рабочей лошадью». На него свалятся заботы по музыкальной части, по продвижению команды и многое другое. А тащить все на себе долго, во-первых, мало у кого получается, а во-вторых — нецелесообразно и не результативно.

Вывод напрашивается сам — делегируйте обязанности.

Декстер Холланд


Фото — Kevin Winter  →

Лидер The Offspring Декстер Холланд также может служить примером того, что музыка и наука суть вещи совместимые. В Университете Южной Калифорнии музыкант получил степень бакалавра в области биологии и степень магистра в области молекулярной биологии, там же учился в аспирантуре по программе молекулярной биологии, пока группу The Offspring не настиг успех. Впрочем, в 1995 году Холланд как-то заявил в одном интервью, что в 40-летнем возрасте он представляет себя больше в роли профессора, нежели музыканта. Однако The Offspring распадаться, к великому счастью её поклонников, не собираются, а Холланд зарекомендовал себя не только в науке, но и в авиационном деле: он лицензированный пилот и инструктор, в одиночку облетевший землю за 10 дней.

Или даже так. Две хозяйки на одной кухне

Когда в одной команде появляются два «сильных» музыканта, умеющих и желающих сочинять, то это может дать хороший толчок вперед, правда, только в том случае, если они думают схоже. В противном случае это все равно что «две хозяйки на одной кухне», толкаются, мешают, критикуют, периодически плюют друг другу в суп. Компромисс найти можно, но сложно.

Одним из ярких примеров можно назвать конфликт музыкантов Металлика (Metallica) с соло-гитаристом  Дэвидом Мастейном (David  Mustaine), хотя в результате получились две отличные команды.

Взгляд изнутри. Проблемы взаимоотношения в рок команде.

А с другой стороны в этой же банде неплохой тандем Джеймса Хэтфилда (James Hetfield) и Ларса Ульриха  (Lars Ulrich).

Вообще в такой ситуации надо стараться сыгрываться и искать точки соприкосновения, в конце концов, вполне может родиться что-то совершенно новое!

Джеймс Хетфилд


Фото — Artist Pictures Blog  →

Фронтмен Джеймс Хэтфилд работал вставщиком пластин на печатном заводе. Во время обеденного перерыва он пошел в собственную машину поиграть на гитаре. Тогда и появилась песня Seek&Destroy: «Когда-то я работал на заводе наклеек в Лос-Анджелесе, и сочинил этот гитарный рифф сидя в своем грузовике рядом с работой».

«Братья по оружию»

Связи с аудиторией рэпер весьма успешно выстраивает в социальных сетях.

Он выкладывает в инстаграм свои снимки в бьюти-маске, отрывки из новых клипов, говорит на камеру «Спасибо» поклонникам, одновременно сбривая щетину с лица. Один из самых популярных постов — фото с Джо Талботом для церемонии награждения Mercury Awards с подписью: «БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ». На данный момент запись набрала 55 тысяч лайков.

Подобной тактикой пользуется не только он. Idles снимают на видео свои приключения в заброшенном аквапарке. Shame публикуют в Twitter все более абсурдные сведения, которые фанаты группы вносят в статью о коллективе на «Википедии».

Еще дальше пошли их австралийские приятели The Chats. Серф-панк-трио, охотно эксплуатирующее стереотипы об Австралии и пацанской культуре, впервые выстрелило с любительским клипом на Smoko.

Недавно вышло их третье и лучшее видео Identity Theft: рассказ об опасностях даркнета и VPN с хакерами в масках Гая Фокса, гитарным соло, сыгранным в Guitar Hero, и компьютерной графикой родом из восьмидесятых.

Но креативнее всего к взаимодействию с фан-базой подошли канадские поп-панки PUP. Примерно за месяц до выхода сингла Free At Last они выложили текст и аккорды к песне в сеть и предложили всем желающим записать на нее кавер. 253 человека попробовали — и каждая версия попала в уморительный клип, который напоминает скорее подборку мемов из начала десятых годов.

Такой подход выглядит свежо на фоне предыдущего поколения гитарных коллективов, зачастую избегавших соцсетей. А если вам дороги традиции — добро пожаловать в Ирландию.

«Дублин принадлежит мне»

История возникновения Fontaines DC звучит как анекдот из совсем другой эпохи: участники группы, хоть и посещали вместе Британский и Ирландский институт современной музыки, сдружились на почве любви к поэзии. Они собирались в разных барах и пабах Дублина, чтобы читать стихи, и даже успели выпустить два поэтических сборника — но в итоге всё же решили собрать группу.

В какой-то мере их вдохновил пример соотечественников, нойз-рокеров Girl Band, чей альбом Holding Hands With Jamie в 2015 году изменил расхожие представления об ирландской музыке. Никаких скрипок, никаких «больших» припевов в стиле U2 — только волны сокрушительного шума, сверхтяжелые бас и ударные и вокалист Дара Кили, выкрикивающий тревожные запутанные строчки о ментальном и физическом саморазрушении.

«Они показали нам новый Дублин и новую Ирландию… Они модернизировали ирландскую музыку», — признается Гриан Чаттен, фронтмен Fontaines DC. Вдохновившись прорывом Girl Band, дублинская пятерка записала Dogrel, который уже сейчас можно назвать одним из главных альбомов 2019 года.

«Дублин под дождем принадлежит мне / Беременный город с католической душой», — поет Чаттен в песне Big.

Он выступает от лица наркодилера, который собирается подзаработать, но имеет в виду, конечно, самого себя и свою группу, когда заявляет: «Мое детство было маленьким / Но я буду большим!» Маниакальный бит ударных и энергичный урбанистический грув гитар словно подтверждают его амбиции.

Dogrel принадлежит к тем редким альбомам, которые с легкостью сочетают в себе неряшливость, простоту, глубину и обаяние. Больше всего он напоминает другой великий дебют — Is This It, и точно так же, как запись The Strokes олицетворяла Нью-Йорк нулевых, он воплощает Дублин конца 2010-х.

За сорок минут Чаттен проводит нас по шумным рынкам, переполненным пабам, узким улицам и тесным квартиркам старого города и знакомит нас с его обитателями. Кого-то из них он изображает с ядовитой иронией — например, таксиста-англофоба в лучшем номере альбома Boys In the Better Land, — но часто в лирике Чаттена мы видим искреннее сочувствие к простым людям вроде супружеской пары, раздавленной корпоративным прессом, из Roy’s Tune: «Эй, дорогая / Как ты там, держишься?»

Логично, что завершает альбом баллада Dublin City Sky, в которой Fontaines DC воздают должное The Pogues, главной панк-группе Ирландии 1990-х: Чаттен примеряет маску Шейна Макгоуэна и бросает взгляд на свою старую любовь и старый Дублин, которые вот-вот сметет вездесущей джентрификацией. Его вывод: настоящее мимолетно, и важно беречь редкие моменты счастья, которые достаются нам в городской суматохе.

«Прекрати ненавидеть себя»

Название Dogrel отсылает к традиционной поэзии ирландского рабочего класса. Тем самым Fontaines DC как бы заявляют о своей миссии: избавить литературу от налета претенциозности и вернуть ее в массы. «Не обязательно быть образованным или разбираться в поэзии. Нужно просто получать от нее удовольствие», — утверждает гитарист Карлос О’Коннелл.

Примерно тем же занимаются их товарищи по дублинской панк-сцене The Murder Capital. «Я прочитал всего десять книг, но, черт возьми, прочитал их. Джойс и Беккет это, черт возьми, серьезно!» — шутит их вокалист Габриэль Паскаль-Блейк. Взгляды группы на искусство и на жизнь лучше всего выражает песня с говорящим названием More Is Less.

The Murder Capital не стали тратить время на синглы и EP — они сразу записали полноценный альбом. Тексты песен с пластинки When I Have Fears через плотные слои метафор и брутального инструментала проникают в самые темные глубины человеческой души, чтобы неожиданно достичь катарсиса в Don’t Cling To Life: «Прекрати цепляться за жизнь / На той стороне ничего нет».

Обе эти группы избегают прямых политических высказываний: «Политические и социальные потрясения могут вдохновить тебя, но их не обязательно отражать в своем творчестве напрямую», — считает Гриэн Чаттен.

Даже те группы, которые начинали с политических песен, быстро перешли к гораздо более личным темам.

Первая полноценная работа гаражных рокеров LIFE, пластинка Popular Music 2017 года, была забита песнями про Трампа, Брекзит и т.п., но уже на вышедшем в этом сентябре альбоме A Picture Of Good Health тематика резко изменилась.

Это все тот же ядовито-агрессивный постпанк с грязными гитарами, однако привычная форма получает иное содержание. Half Pint Fatherhood — единственным в мире панк-номером, посвященным проблемам отцов-одиночек, а в Niceties фронтмен Мез Грин повторяет как мантру: «Прекрати ненавидеть себя».

Фокус на личных переживаниях объясняет, почему главной антибрекзитовской песней в итоге стала Danny Nedelko все тех же Idles, которую Джо Талбот посвятил своему другу-мигранту, приехавшему в Британию в поисках лучшей жизни. Стандартная паб-роковая песня вскоре обрушивает на слушателя эйфорическую мощь припева: «Страх порождает панику / Паника порождает боль / Боль порождает злость / Злость порождает ненависть».

Эти строчки — парафраз слов магистра Йоды о ступенях, ведущих на Темную сторону силы. Никакого сарказма, посмотрите как исполнили Danny Nedelko на «Гластонбери» 2019 года. Огромная толпа вслед за Джо Талботом выкрикивает каждую строчку песни, вокалист не справляется с эмоциями и начинает плакать — и тогда жена Талбота забирается на сцену, чтобы поддержать его. На груди у нее переноска для ребенка, а в ней — вторая дочь Талбота. Она родилась в начале 2019 года, ее зовут Фрида Рэй.

Он оставляет очень щедрые чаевые

В 2012 году газета Philadelphia Enquirer сообщила, что Грол два вечера подряд оставлял чаевые в размере 1000 долларов сотрудникам бара Smith & Wollensky в отеле Rittenhouse в Филадельфии. Совсем недавно, в августе прошлого года, Грол, проведя вечер в печально известном Лос-Анджелесском рок-н-ролльном баре Rainbow Bar And Grill, округлил счет бара с 333,30 долларов до более сатанинской суммы в 666,30 доллара. Какой приятный человек.

Однажды он вложил всего одну перебивку барабана в песню Майкла Джексона

Посмертный альбом Майкла Джексона Michael (2010), перечисляет Дэйва Грола в качестве приглашенного барабанщика на треке под названием (I Can’t Make It) Another Day, наряду с Ленни Кравицем. Тем не менее, Грол утверждает, что лишь одна перебивка малого барабана из всего длинного трека, который он записал с продюсером Бутчем Вигом, действительно попала в финальную версию песню. «Не знаю, кто там играет на барабанах, но это не я» — сказал Дэйв.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...